Скриптонит и оксимирон – «Я не вижу в Oxxxymiron высокоинтеллектуального человека»

alexxlab
alexxlab
07.12.201822.12.2019

«Я не вижу в Oxxxymiron высокоинтеллектуального человека»

В начале интервью ты сказал, что есть два-три человека, которые стояли у истоков, а дальше все приперлись. Кто эти два-три человека?

Фараон, я, Oxxxymiron, еще ATL.

Сейчас всплеск интереса к рэп-баттлам. Люди, которых не заподозришь в подобных пристрастиях, смотрят «Oxxxymiron VS Гнойный». Почему это вызвало такой хайп?

Потому что Oxxxymiron, во‑первых. Oxxxymiron — это изначально такой Эминемчик русский. Музыка детей, обиженных родителями и школой.

Oxxxymiron косит под Эминема?

Изначально косил стопудово. Не знаю, косит ли сейчас. Но это же действительно подача такая: взрослый мужик, с баттлов пришел, бодался что-то, х…есосил других мужиков в подвале где-то долго. Поднялся только на х…ях и мамах, грубо говоря, извини меня. И вот он приходит, начинает брызгать слюной и о чем-то кричать. У него ужасная манера звучания. Речь такая твердая, угловатая, неудобная. Я терпеть не могу такую речь, слишком правильную, разговоры трудные, она немузыкальна. Я приветствую такое в прозе.

Кто победил, на твой взгляд?

Конечно, Гнойный. Это вообще безоговорочно.

Но смыслово Oxxxymiron был на голову выше. Это превращение баттлов в поэзию, а не просто в х…есосание.

Зачем это превращать в поэзию, когда это отдельный подвид, поджанр? Зачем из одних людей делать других? Эти обезьяны в своей клетке привыкли жить так.

Но ведь людей же надо подтягивать на свой уровень, а не опускаться до их?

Нет. Я считаю, это немножко не уровневая история…

Ну негры в Америке были рабами. Потом пришел Мартин Лютер Кинг и сказал: ребята, мы больше не рабы, мы свободные люди, у нас есть права. По сути дела, ты приходишь в место, где все друг друга на х…ях вертели, и говоришь: ребята, с этого момента давайте немножко про Гумилева и Маяковского.

Мартин Лютер Кинг пришел, дал права, а что с черными произошло? Все то же самое осталось.

Неправда.

Те, кто хочет остаться обезьяной, ей и останутся. Это касается любой нации. Я шучу и утрирую, ты же понимаешь, но суть такая.

Все, п…ц. Я скажу твоему агенту, что не вырежу это. Потом не просите.

Ты понимаешь, что я хочу сказать?

Объясни.

Я к тому, что элементарно есть Кендрик Ламар, который читал и говорил о том, что черные сами во многом виноваты в насилии, так как сами ведут себя некорректно. Если черный попадает в белый район, с ним ничего не случится. А если белый попадет в черный район — ему п…да. Им дали права, все дела. Но это как раз та же история, что им, видимо, нравится жить вот так.

www.lofficielrussia.ru

«Оксимирон или Скриптонит?» – Яндекс.Знатоки

Как и у любой поп-музыки, куда интересней личных предпочтений околотворчество. 

Плюсы Оксимирона: промоущен, понимание концертного рынка, создание и отыгрывание образа.

У Оксимирона интересен его продюсер из Booking Machine, благодаря которому, собственно, его творчество и ушло в народ. Он и до этого занимался организацией концертов, то есть имел и успешный опыт в продвижении, и контакты по городам. Проследить аналогичность между группой The Black Dahlia Murder и Оксимироном вроде бы сложновато, но и то и другое можно грубо охарактеризовать как «дёрганная подростковая музыка». К подросткам и смене ритма я отношусь очень хорошо, но прикрываясь связью с грайм-музыкой, у него завуалируется совсем иной грув, который более близок к группе Korn, чем к британской уличной культуре. Без какой-либо оценки это можно назвать мазафачным саундом поверх не дефолтного русского рэпа. То, что Илья Мамай смог его так раскрутить — это, по-моему, единственный солидный успех российского независимого продюсера за последнее время. Преимущество Оксимирона в том, что он у слушателей не ассоциируется с русским рэпом, хотя им является, потому что продукт «красиво упакован».

А делать я рэп начал, потому что понял, что не умею ни петь на таком уровне, чтобы на этом что-то построить, ни писать стихи сами по себе. Ну то есть на тот момент я тупо копировал Бродского, а начитанный 14-летний мальчик, который пишет с интонациями еврейского старика, — это в лучшем случае забавно. И когда я услышал рэп — опа! Там-то ничего этого уметь не нужно. Соответственно, я начал выкладывать какие-то опусы на hip-hop.ru, свой первый альбом записал в 2000-м на кассетник, в 2001 году даже участвовал в баттле… Другое дело, что потом была пауза, ­потому что я понял, что делаю сугубо некачественный продукт, и бросил записываться.

Я в 2008-м уже начал активно что-то делать — но до позапрошлого года обо мне знали только рэперы. И я считаю, что это бонус на самом деле. То есть по сути я гораздо ближе к чувакам, которых считаю за говнорэперов, ко всему российскому мейнстриму. Я прошел весь тот же самый путь. Рэп очень легко воспроизводим. Я не буду жаловаться, как старички: ой, вот раньше нам надо было, чтобы записаться, ехать на студию на окраину Москвы, платить деньги… Ну надо было — потому русский рэп и был таким скудным. Никакого контроля качества — у кого есть доступ к студии, тот и герой. А нынешняя тотальная демократия — это замечательно. Если б у меня не было интернета, хрен бы я пробился. Да и тем более интернет не мешает всем лениться. Даже я, если бы не ленился, был бы гораздо круче. Я к себе в этом плане очень критично отношусь.

из Интервью Горбачеву 

Другой стереотип о нем, как об эрудите с оксфордским образованием и о том, что это какой-то новый уровень стихосложения. Рядом с Мишей Феничевым (Есть Есть Есть, 2h Company), он просто говорящая википедия. Но вся его история это тоже смесь красивой вуали и победы в параолимпийских играх над другими бывшими обитателями сайта hip-hop.ru, которые всплыли вверх из интернета. Но это все на уровне понятийного аппарата, а не про точность фраз. Я ни разу не слышал людей, которые бы использовали в речи цитаты из его песен, а после того, как чекал его творчество сам запомнил только панч про герб с уткой и липой. Цитируют ли его в своих песнях другие рэперы, я не знаю, но тут как в научном сообществе, чем больше ссылок на тебя, тем лучше. 

Причастность его к современным батлам — это скорее минус, потому что они из себя представляют побочные проекты различных квнщиков и любителей самодеятельности. В баттлах хип-хоп.ру по-серьезному он участвовал единственный раз, на 14 независимом, на фоне остальных он конечно выделялся (не мудрено), но вылетел в полуфинале. На этом интернет-баттлы кончались, к сожалению, но это тут не причем. 

Плюсы Скриптонита: цитируемость, уверенность, поп-музыкальность, единственный пример фрейдовского «генитального мужчины» в русском рэпе, который при этом париться за музыку.

Гастроли по всей русскоговорящей части суши и коммерческий успех — это снова работа продюсеров. Но чьи тексты еще цитируют так широко я даже не знаю, Фараона может, с которым Скриптонит отметился на фите. Саунд от него тоже фирмовой, но не слизанный, и не однообразный. Как четко отмечено, это как Кендрик Ламар местного масштаба только без оглядки на последнего. И это здорово, потому что только так может сформироваться заметная личность, которой для влияния не надо скатываться в местечковость и КВН. Как Кендрик Адиль такой себе настоящий пример «генитального типажа», который не обременен культурой, и находиться на грани между тем, кто готов отказаться от удовольствия обращения к «фигуре отца» с помощью того или иного «нытья» или желания угодить. Это такой пинок по местечковости музыкальной культуры в постсовке от персонажа равноудаленного от всех его полюсов. То что он начал зарабатывать на музыке до того как стал известным достаточно, чтобы не скатиться в виктимность — это тоже огромный плюс.

yandex.ru

«Я радовался, злился и вдохновлялся»: Oxxxymiron об альбоме Скриптонита

«К концу 2015 рэп окончательно стал жанром номер 1 в русскоязычной музыке»

Если вы читали нашу вчерашнюю подборку комментариев об альбоме Скриптонита «Дом с нормальными явлениями», то могли заметить, что многие слушатели противопоставляют эту работу «Горгороду» Оксимирона, утверждая, что именно этот релиз «перевернул игру». 

Сегодня Оксимирон в своём инстаграме прокомментировал альбом Скриптонита. 

Я столько лет ждал, чтобы в русском рэпе началось соревнование сильных артистов, что в какой-то момент уже перестал верить в возможность этого. А сейчас именно это и происходит — в 2015 вышло такое количество новаторских релизов от Мэджик Сити до Марабу, столько свежих новичков и проапгрейженных старичков от Гуфа под ньюскульные биты Блантката до Луперкаля на 808х, что планка поднимается все выше буквально ежедневно. Именно такой русский рэп — самобытный, технически выверенный, с вниманием к деталям — я хотел видеть, когда все эти годы высмеивал и хуесосил прежний русский рэп — однообразный, нелюбознательный, довольствующийся малым. И каким бы уебком меня из-за этого не считало все эти годы хип-хоп-сообщество, сейчас оно не может не признать, что я а) делал это искренне — так же, как сейчас искренне радуюсь за успехи русрэпа, и б) в числе других напрямую приложил руку к тому, чтобы ситуация изменилась. Финальным аккордом 2015 года стал альбом (или станет второй альбом) Скриптонита, уровень музыкальной замороченности и оригинальности которого настолько высок, что верно предсказанный мной год назад пресловутый переворот игры, вызванный успехом «Горгорода», оказался не контрольным выстрелом, а лишь еще одной ступенькой на пути к светлому будущему. В этом пока гипотетическом, но уже вполне осязаемом будущем артисты постоянно ставят себе цель переплюнуть друг друга, громкие релизы специально сталкивают в один день, как на Западе, а менталитет «ну, для России это круто» становится пережитком прошлого. Я говорю о вполне конкретных вещах — когда мы сегодня ночью с Порчи слушали «Дом с нормальными явлениями» по дороге из Уфы в ЕКБ, то радовались, злились и вдохновлялись одновременно — и это именно та гамма эмоций, которую я хочу испытывать при прослушивании каждого русскоязычного рэп-альбома. Тогда, глядишь, и мой следующий релиз не придется ждать четыре года, и унизительное положение «молодец среди овец» перестанет быть стандартом для сильных русскоязычных артистов. Но что для меня важнее всего как для человека, варящегося в этом дерьме с детства — к концу 2015 рэп окончательно стал жанром номер 1 в русскоязычной музыке. Салютую всем топовым игрокам.

www.rap.ru

«Я же Оксимирон — только про буквы и пишу»: что рассказал Скриптонит в интервью для «Газета.ru»?

Как Скриптонит и обещал, он успел выпустить второй альбом в этом году. Причем запись «Уроборос» вышла даже в двух частях с подзаголовками «Зеркала» и «Улица 36». В недавнем интервью для издания «Газета.ru» артист рассказал об изменениях в своем творчестве и погружении в работу.

Первоначально у «Уробороса» была совершенно другая концепция, однако за год альбом сильно изменился. Многие песни в итоге оказались выброшены.

Меня они не устраивали, песни постоянно отсеивались. Поэтому за два года у меня и вышло столько музыки — и еще остались невыпущенные треки. На «Отеле «Эверест» песни про реальные события, часть которых вошла на «Зеркала», были вымученно уложены в выдуманный сюжет, но этот концепт меня тоже достал. В итоге те песни, что полайтовее, без какого-то личного груза я собрал в «Праздник на улице 36» и продолжил работу над «Уроборосом».

Название нового альбома появилось почти случайно: Скриптонит слышал о значении Уробороса от знакомой.

Мне девочка одна рассказала про этот символ, уроборос, и я понял, что это очень близкий мне образ, сочетающийся со значением моих цифр — 36. Плюс образ змея, который поедает сам себя, принцип самосовершенствования через саморазрушение, мне очень близок с самых разных сторон.

Забавный факт: различные разговоры, звучащие между треками, абсолютно реальны.

Нужны были скиты между треками, и я просто на тусовках включал диктофон, забывал выключить и из этих записей что-то нарезал. Дальше мы просто продолжили использовать этот прием. С нами опасно рядом ходить, мы всегда записываем.

Конечно же, не обошлось без вопроса об уходе Скриптонита из рэпа. Для него смена жанра станет возможностью точнее и быстрее доносить свои мысли.

То есть мысль, которую я хочу выразить, будет уложена в восемь распевных строчек, а не в два куплета по шестнадцать. Если ты знаешь, что хочешь сказать, и владеешь языком — твоя речь звучит лаконичнее.

Еще рэпера беспокоит состояние отечественной музыки. Причину деградации он видит в том, что, к примеру, на Западе дети с детства окружены фолком, джазом, блюзом и прочими жанрами, а у нас все с этим хуже.

С одной стороны Шуфутинский, с другой Пугачева, с третьей — Орбакайте, Лолита, «Браво», зарубежная музыка девяностых, ABBA — черт знает что вообще.

Скриптонит считает, что в рэпе стоит избегать заумных и литературных фраз, ведь это музыка для обычных людей.

Для деревенщин, бомжей, бедных, богатых — не важно — для людей. Которые каждый день пишут с ошибками, ставят не там запятые, говорят «ихний» — что меня самого страшно раздражает. И с этими людьми надо говорить на их языке.

Но отношение к самой музыке у артиста достаточно простое.

Да как это можно не понять, это же музыка! Ну, то есть, зачем ее вообще понимать? Я слушаю — мне нравится, не нравится — не слушаю.

Да, Скриптонит и сам порой закладывает в свои треки интересные и необычные метафоры. Но совершенно не расстраивается, если люди не могут их понять.

Потому что если ты сразу не понял, то значит, ты это не проживал — не надо, ты не из таких людей, это нормально.

Хотя некоторые трактовки его искренне забавляют. Например, что в треке «Вечеринка» есть метафоры на алфавит.

Да конечно! А резинка это ластик. Я же Оксимирон — только про буквы и пишу. Буквоежка! Ем буквы на завтрак — буквоежка!

Об «Олимпийском» рэпер особо не задумывается.

То есть если такое случится, — хорошо, но убиваться ради этого я не буду. «Олимпийский» это не моя игра. И все равно кроме Васи [Баста] ее никому не выиграть. Вася — чемпион, он искренний, большой народный артист, который всегда стремился им быть и стал заслуженно. Он уже Кобзон от рэпа. А мне-то это зачем? Пусть LʼOne или Оксимирон соревнуются.

А еще Скриптонит — тот еще трудоголик. Он буквально влюблен в то, чем занимается. И готов жертвовать ради работы многим.

Я просто делал свою работу, повышал свой уровень и делал все, чтобы никто не мог притеснить мои интересы. Я не видел отца два года, сына — около полугода. У меня нет ничего личного. Были одни отношения, которые ничем не увенчались. Потому что я никому не готов уступить место моей работы. Это понимает каждый близкий человек в моей жизни.

kanobu.ru

Разное

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о