Шейнин фишер – «Иди отсюда, ты умер!» Ведущий Первого канала выгнал украинца, оскорбившего покойного Марка Захарова

alexxlab
alexxlab
18.03.201922.12.2019

Содержание

«Иди отсюда, ты умер!» Ведущий Первого канала выгнал украинца, оскорбившего покойного Марка Захарова

Скандал разгорелся в студии политического шоу «Время покажет». Гости спорили про Украину. В батле схлестнулись украинский журналист Андрей Метлев и телеведущий Артем Шейнин.

Украинец: Украине полностью отделиться не дает Россия.

Ведущий: Своим фактом существования?

Украинец: Я бы начал с присоединения Галиции. Что сделано Сталиным. И вся российская политика была агрессивной даже в советские годы. Теперь Россия просто пошла в разнос.

Ведущий: Стоп-стоп. На секунду фонтан уберите. Я не понимаю, слушать ли вас дальше, или вызывать доктора. То есть, присоединение Западной Украины к УССР — проявление агрессии России. Так в чем агрессия?

Украинец: Это было причиной того, что тогда называлось национальное сопротивление. В такой форме, которую вы называете «бандеровщина». Была СС Галичина, которую насильственно присоединили.

Ведущий: Так десоветизируйтесь и отдайте эти земли.

Украинец: Десоветизировался Захаров (речь о покойном режиссере Марке Захарове, — ред.), когда жег партбилет. Это было позорно. Он от КПСС насосался так, то аж разбух.

Ведущий: Выходите в другую дверь, чтобы со мной не пересечься после этих слов.

Украинец: Ничего личного.

Ведущий: Нет, это личное. Вот зная, что человека завтра похоронят…

Украинец: Вы его любите, как гения?

Ведущий: Андрей Дмитриевич, пошел вон отсюда.

Тут Шейнин подбежал к гостю, схватил его за пиджак и стал выталкивать из студии.

Ведущий: Его хоронят завтра, дебил.

Украинец: Это прикол какой-то.

Ведущий: Иди отсюда, ты умер.

«Иди отсюда, ты умер», — Артем Шейнин выгнал украинского журналиста из студии .

На этих словах журналист из Киева вышел из студии «Первого канала», кидаюсь напоследок проклятиями.

— Если Человек с Украины — он уверен, что может себе позволить все, — сказал ведущий, вернувшись на свою позицию. — Это часть той болезни, о которой мы говорим. Он знает, я его несколько раз предупредил — не надо. Но у него «Крым забрали», ему можно. Эмоции и неправильные формулировки в 2014 году привели к войне.

БЫЛ ЕЩЕ СЛУЧАЙ

«Выкиньте его отсюда!» Андрей Норкин выгнал нахамившего гостя. А тот разбил микрофон

Уходя, он оскорбил ведущего и призвал его уволить (подробности)

www.kp.ru

Артем Шейнин, биография, новости, фото

Биография Артема Шейнина



Артем Григорьевич Шейнин – журналист, член Академии российского телевидения, телеведущий передач «Первая студия» и «Время покажет», один из создателей программы «Познер», автор ряда книг на военную тематику и нашумевшего высказывания «я тоже убивал».

Многие ценят его за опыт, профессионализм, ответственность, талант и преданность своему делу. Однако некоторые коллеги и зрители считают возмутительным его поведение на телеканале, когда он в эфире позволяет себе оскорбления и даже рукоприкладство в отношении приглашенных участников ток-шоу.

Детство и юность



Будущий неоднозначный телеведущий появился на свет 26 января 1966 года в Москве. По одной из неофициальных версий, он – еврей, по другой – имеет якутские и русские корни. Рос он в неполной семье.

Его маме, одной растившей сына, приходилось много работать. Воспитанием внука занимались в основном дедушка с бабушкой. По некоторым данным, его дед, Григорий Ефимович Шейнин был работником МИДа, участником ВОВ, узником ГУЛАГа, осужденным по печально известной 58 статье и освобожденным в 1955 году со снятием судимости.

В школьные годы любимой книгой юноши был трехтомник «История дипломатии» под ред. Владимира Потемкина. Кроме учебы, он с увлечением занимался рукопашным боем.


Сразу после получения аттестата о среднем образовании в 1983 году в институт он не поступил, поэтому через год попал на срочную службу в Афганистан, чего и желал (по его словам). В составе контингента советских войск ему пришлось поучаствовать в десятках опасных боевых операций. На «необъявленной войне» он многое испытал и пережил, и в 1986 году вернулся домой в звании сержанта воздушно-десантных войск. Поступил на истфак МГУ им. М.Ломоносова, на кафедру этнографии (с 1992 г. – этнологии). Наиболее тяжелым и нелюбимым предметом для него был английский язык.

Развитие карьеры



После получения диплома в 1993 году он работал антропологом и, в силу специфики профессии, много ездил по стране, побывав в самых отдаленных ее уголках: на Сахалине и Чукотке. Однажды он прочел в газете объявление о кастинге на РТР на роль ведущего ток-шоу «Бесконечное путешествие» и отправился на прослушивание. Пройти его 28-летнему Артему тогда не удалось, но продюсер Татьяна Фонина дала ему дельный совет – попробовать себя в написании сценариев.

В итоге в 1995 году молодой человек начал сотрудничать с телеканалом «Россия», писать сценарии телепрограмм о дальних странствиях. С появлением в 1997 году новой еженедельной передачи «Национальный интерес» он стал одним из ее редакторов. Также начинающий журналист участвовал в создании ряда документальных проектов канала НТВ, включая «Съезд побежденных», «Афганский капкан», являлся ведущим редактором передач «Забытый полк» и «Вместе».

В начале 2000-х началось его плодотворное сотрудничество с мэтром отечественной тележурналистики Владимиром Познером. Вплоть до 2008 года он работал шеф-редактором его аналитической программы «Времена», а после ее закрытия (по причине ограничения возможности «открыто говорить о наиболее важных вещах и критиковать») начал руководить его новой передачей «Познер».

В период с 2007 по 2009 год он работал на коммерческом развлекательном канале «2х2» как актер озвучивания. Голосом Артема Григорьевича говорят персонажи мультсериалов «Злобный мальчик», «Aqua Teen Hunger Force», «Доктор Кац».

В 2008-м на Первом канале состоялся премьерный показ серии фильмов о поездке Познера, Ивана Урганта и американского писателя Брайана Кана по США под общим названием «Одноэтажная Америка», в создании которой Шейнин принял непосредственное участие в качестве креативного продюсера. Вместе со съемочной группой он совершил путешествие по маршруту, описанному в знаменитой одноименной книге Ильфа и Петрова, познакомившись с жизнью обычных граждан этой страны.


Параллельно с основной работой журналист занимался литературным творчеством: в 2012 году издал повесть о годах службы в Афганистане «Мне повезло вернуться», в 2015-м написал книгу «Десантно-штурмовая бригада».

В 2016 году, после ухода Петра Толстого, одного из ведущих политшоу «Время покажет», в большую политику (в связи с избранием депутатом и вице-спикером Госдумы), его должность предложили Шейнину. Он приступил к работе, стараясь вместе с коллегами, Анатолием Кузичевым и Екатериной Стриженовой, выносить на обсуждение только социально-значимые темы, делать дискуссии интересными и содержательными.

Личная жизнь Артема Шейнина


Телеведущий женат вторым браком. У него трое детей: сын Дмитрий, появившийся на свет в 1989 году, от первого брака, а дочь Дарья (2001 г. р.) и сын Григорий (2009 г.р.), рожденные его нынешней супругой Ольгой

Его жена занимается домом и детьми. По профессии она химик, но на момент их знакомства трудилась в сфере бизнеса.

В свободное время телеведущий занимается боксом и йогой, любит путешествовать. Особенно ему нравится Италия. Он называл ее страной, близкой ему по духу.

Артем Шейнин сейчас



В 2017 году тележурналист являлся телеведущим политшоу «Первая студия» и получил за свою успешную деятельность на этой передаче номинацию на ТЭФИ. Однако его резкие замечания в отношении Запада и манера ведения передачи воспринимались телезрителями неоднозначно.

К примеру, в ходе апрельского выпуска он вынес в студию ведро с коричневым содержимым и надписью «г*вно» для гостя, украинского обозревателя Сергея Запорожского. Критики его обвиняли в неполиткорректности, в нагнетании напряженности между РФ и другими странами.

После закрытия этого проекта в июле 2017 он стал основным ведущим политшоу «Время покажет». В ходе выпуска, посвященного гибели участника конфликта на востоке Украины, бойца ДНР, Арсена Павлова (Моторолы), Артем выступил в его защиту и объявил, что тоже убивал людей. Это высказывание вызвало широкий общественный резонанс.

Разделились мнения зрителей и в оценке действий популярного обозревателя в ходе передачи, когда он набросился на посмевшего ему возразить журналиста из США Майкла Бома. Однако харизматичный телевизионщик и не думал сожалеть о своем поступке. Он порекомендовал «высокоморальным людям», осудившим его поведение, смотреть детские или кулинарные передачи.


Не всем телезрителям понравилась также устроенная Артемом Григорьевичем на передаче «Время покажет» клоунада с просьбами, стоя в маске на коленях. А в декабре того же года гостья передачи Ксения Собчак заявила, что Шейнин приписал ей несуществующие высказывания с целью выставить ее в дурном свете.

Редакция УзнайВсё.ру

Редакция УзнайВсё.ру

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

uznayvse.ru

Евгений Фишер: почему нацистский «доктор Зло» избежал наказания

Ревнители «расовой гигиены»

В исследованиях Фишера и его коллег было много действительно важной информации и здравого смысла. Но все дело в том, что вполне серьезные научные выкладки они попытались подвести под расовую теорию. В 1921 году Фишер, Ленц и Бауэр издали двухтомник под названием «Генетика человека и расовая гигиена».

«Большой раздел этой превосходной книги, вместившей в себя все, что было тогда известно о генетике человека, посвящен евгенике, — комментирует профессор Института генетики Кельнского университета Бенно Мюллер-Хилл. — По мнению ее сторонников, основные физические характеристики и особенности поведения человека наследуются генетически. Разумеется, они знали о такой вещи, как воспитание, но природа, на их взгляд, играла более важную роль. Кроме того, они были убеждены в существовании «худших» (inferior) людей с низким уровнем умственного развития (некоторые из них обладают криминальными склонностями), размножающихся гораздо быстрее «лучших», или «высших» (superior) представителей человечества». В качестве мер против распространения представителей «худших» рас предлагались ограничение межрасовых браков и стерилизация.

С 1927 по 1933 год Фишер возглавлял уже упомянутый Институт антропологии. С 1932 года он являлся председателем Берлинского общества антропологии, этнологии и предыстории. На момент прихода к власти национал-социалистов он занимал пост ректора Берлинского университета (ныне Университет Гумбольдта).

Ученый вступил в НСДАП и тут же принялся за разработку и претворение в жизнь расовой теории. В частности, он добился увольнения из университета всех лиц еврейской национальности, заявив, что это решение «было болезненным, но необходимым». Также он добивался принятия закона, запрещающего на территории Германии браки между евреями и неевреями. Его работы сыграли не последнюю роль в принятии в 1935 году Нюрнбергских законов, запрещающих межрасовые браки.

В 1937 году Фишер стал членом Прусской академии наук. Вместе с коллегами он изучал 600 так называемых рейнландских бастардов — подростков, появившихся на свет в 20-е годы. Матерями их были немецкие женщины, а отцами — франко-африканские чернокожие солдаты Антанты, оккупировавшие Рейнскую область после Первой мировой войны. На основании результатов этих исследований всех детей впоследствии подвергли стерилизации для «предотвращения наследственных заболеваний». Процедуре подвергли около 400 «бастардов». А в 1941 году Фишер поддержал проект поголовной стерилизации тех немцев, у которых имелась четверть еврейской крови. В своих работах и публичных выступлениях ученый утверждал, что евреи принадлежат к иному биологическому виду, чем представители «арийской» расы.

russian7.ru

Лев Шейнин — человеком с необычной биографией.

1281731081_59386147_1274616684_7476239147790625_bigЛев Романович Шейнин был человеком с необычной биографией и удивительной судьбой.
Человеком Лев Романович, конечно, был незаурядным. Многое успел сделать, многое пережил.

На работу в прокуратуру после Гражданской войны его, семнадцатилетнего студента литинститута, просто мобилизовали по комсомольской путевке только потому, что там некому было работать. И он, пылкий провинциальный юноша, мечтающий о литературной славе в столице, без всякой подготовки становится следователем, получает право арестовывать людей, отдавать их под суд, распоряжаться судьбами человеческими. И одновременно сталкивается с самыми темными и грязными сторонами жизни, с пороками и жестокостью, превосходящей порой все фантазии, доступные молодому человеку. И все это в условиях «обострения классовой борьбы», когда любые собственные промахи и даже проступки ничего не стоит оправдать «классовым чутьем» и «революционным сознанием».

И в этой ситуации сообразительный, умеющий мыслить и сопоставлять факты Шейнин, скорострельно закончивший юрфак МГУ, становится настоящим профессионалом следствия. Это замечают и достаточно быстро назначают следователем по особо важным делам. Мало того, он не забывает о литературных пристрастиях и начинает публиковать в журналах рассказы, написанные на основе тех конкретных дел, которые он вел. Уже через несколько лет появляется ставшая знаменитой книга «Записки следователя». Было ему тогда 24 года. А спустя год Шейнин пишет… учебник по криминалистике.

Его жизнь складывается на редкость удачно — карьера, литературная слава… Чего еще желать? Но у каждого времени свои законы. В 1934 году его привлекают для участия в расследовании убийства Кирова. Шейнин становится помощником Прокурора СССР Вышинского, он работает на всех процессах того времени, участвует в разоблачении бесчисленных «врагов народа», руководствуясь порой совсем не теми методами следствия, которые сам описывал в учебнике криминалистики. Это, надо полагать, спасло его самого от участи многих прокуроров, немалая часть которых в те годы тоже попала под каток репрессий. Именно тогда он понял, что есть вещи, о которых ему лучше не говорить никому и никогда. Тем более что и сам он в 1936 году был арестован, его подержали недолгое время в лагере на Колыме, а потом оправдали и вернули на службу. Это было суровое назидание, которое он запомнил на всю жизнь.

Шейнин возглавил следственный отдел Прокуратуры Союза ССР в 1935 году и руководил им более 12 лет. Он вел тогда жизнь баловня судьбы. Получал награды, выпускал книги, по его пьесам и сценариям ставили спектакли и фильмы. Одновременно раскрывал громкие уголовные дела, сажал в тюрьмы людей, устраивал по ночам допросы с пристрастием.
Жил он широко и роскошно, сполна пользовался всеми благами, которые ему предоставляли служба в прокуратуре и литературные занятия. Имел машину, великолепную двухэтажную дачу в Серебряном бору, был женат, но это не мешало ему заводить амурные связи. Как говорили про таких, был жизнелюб.

Из Нюрнберга Шейнин возвращается триумфатором. Работа на высоком посту в прокуратуре, книги, фильмы, Сталинская премия за фильм «Встреча на Эльбе», слава… Он не отказывал себе ни в чем. Один из приятелей сказал как-то, что Шейнин вел распутный образ жизни и делал это с таким цинизмом, что все выглядело, как «домашний публичный дом». Шейнин отрезал: «Я сожительствовал с рядом женщин, но в публичный дом свою квартиру не превращал».

В послевоенные годы среди московских интеллектуалов была популярна такая стихотворная байка: «На берегах литературы пасутся мирно братья Туры, и с ними, заводя амуры, Лев Шейнин из прокуратуры».
Однако жизнь в это время закручивает сюжет, который даже он, мастер драматургических ходов, не мог предусмотреть. Его нюрнбергский знакомый Лихачёв становится заместителем начальника Следственной части по особо важным делам МГБ СССР и начинает заниматься делом Еврейского антифашистского комитета, намечая возможные жертвы. В 1949 году Шейнина неожиданно освободили от должности, не объяснив причин. Сказали, что назначат директором Института криминалистики, но…

Шейнин не считал возможным предать гласности тайны былых времен даже в ту пору, когда был к небу ближе, чем к земле. Он все равно молчал. Но и пружину молчания время от времени история приводит в движение…

Не назначили. Знак был, что и говорить, плохой. Шейнин сидел дома, выжидал, особенно не высвечивался, но при случае всегда «зондировал» почву. Он догадывался, что освобождением от должности дело не закончится. На одной из вечеринок подвыпивший сотрудник органов сболтнул: «Эх, Лева, Лева, старый уголовник!.. Умная у тебя башка, а все же мы за тебя взялись…» Через несколько лет сам он объяснит такой неожиданный поворот своей замечательной карьеры только одним словом: «Михоэлс…»

Это очень походило на правду. Накануне увольнения Шейнин был командирован в Минск в связи с загадочной гибелью знаменитого артиста Михоэлса. Для многоопытного Шейнина не представило никакого труда установить, что никакой автомобильной аварии, о которой официально было объявлено, не произошло, а имело место подготовленное убийство, следы которого вели куда-то очень высоко… Видимо, от авторитетного следователя ожидали, что он подтвердит факт случайной гибели Михоэлса. Но факты подсказывали Шейнину другую версию, и его немедленно отстранили от дела, а вскоре и уволили. И дело было не только в Михоэлсе. Тогда уже раскручивался так называемый «еврейский вопрос». Нужны были «заговорщики», которые могли сойти за организаторов заговора. Шейнин был для Лихачева находкой. Прокурорский работник, литератор, имевший обширные связи, особенно в еврейской среде, как нельзя лучше подходил на активную роль . К тому же было известно, что Шейнин, осторожный и хитрый, обладавший удивительной изворотливостью был очень боязлив. Многие его знакомые знали, что он панически боялся допросов с пристрастием и признавался, что он их не выдержит. После истории с Михоэлсом его никто из высокопоставленных знакомых не мог защитить.

Шейнина арестовали 19 октября 1951 года. Прокуратура даже не пыталась вступиться за своего бывшего сотрудника, отдавшего следственной работе более 27 лет жизни. Маховик был запущен с такой силой, что все попытки были бы бесполезны. Летели головы и поважнее…

Шейнина арестовали 19 октября 1951 года. Прокуратура даже не пыталась вступиться за своего бывшего сотрудника, отдавшего следственной работе более 27 лет жизни. Маховик был запущен с такой силой, что все попытки были бы бесполезны. Летели головы и поважнее…

Шейнин связывал свой арест с происками главы МГБ Абакумова. Когда в январе 1949 года сгорела дача Ворошилова, Шейнин занимался расследованием. Была установлена халатность органов госбезопасности, охранявших объект, виновные были отданы под суд. После этого, встретившись с Шейниным, Абакумов обронил: «Все ищешь недостатки в моем хозяйстве, роешься… Ну, старайся, старайся…»

Но думается, такая версия была притянута за уши. Ведь к этому времени Абакумов сам уже сидел в тюрьме и терпел пытки. Его даже одно время поместили в тесный холодный карцер без окон, без притока свежего воздуха, держали на хлебе и воде, включая беспрерывно холодильную установку. Описывая эти зверства в письме на имя Берии и Маленкова, Абакумов просил их только об одном: передать его дело в целях объективного расследования в Прокуратуру СССР.

В рамках дела, возбужденного против Абакумова, был арестован коллега Шейнина — прокурор отдела по надзору за следствием в органах госбезопасности Дорон. От него добились показаний даже на Генерального прокурора СССР . Когда после смерти Сталина бедолага был освобождён, он признался, что били его «с оттяжкой» металлической пряжкой по обнаженным ягодицам, приговаривая: «Вот тебе материальное право, а вот тебе процессуальное право».

В постановлении на арест Шейнина указывалось: «… изобличается в том, что будучи антисоветски настроен, проводил подрывную работу против ВКП(б) и Советского государства. Как установлено показаниями разоблаченных особо опасных государственных преступников, Шейнин находился с ними во вражеской связи и как сообщник совершил преступления, направленные против партии и Советского правительства».

Почему-то дело Шейнина «тянулось» два года, хотя другие, куда более сложные и запутанные, заканчивались быстро. Видимо, «умная голова» умел тянуть время. Профессионал, он тонко чувствовал, чего от него хотят, высчитывал, пытался угадать по течению допросов, как меняется политика на самом верху.

Делом занимались в разное время семь старших следователей Следственной части по особо важным делам МГБ СССР. Его допрашивали не менее 250 раз, большей частью ночью, как правило, допросы начинались в 9-10 часов вечера и заканчивались далеко за полночь. Более года держали в одиночке, иногда в наказание «за провинности» лишали прогулок, книг, передач, во время допросов шантажировали, оскорбляли, грозили побоями. Однажды его даже заковали в наручники и не снимали их в течение шести дней. Все это довело Шейнина до такого состояния, что к концу следствия, по собственному признанию, запас его «нравственных и физических сил был исчерпан». Были периоды, когда его силы окончательно покидали, и он в эмгэбэшной одиночке ощущал холодное дыхание смерти и слышал, как в ночной тишине, она ему приговор читала.

Протоколы его допросов я внимательно изучал. Что и говорить — это тяжелое занятие. Наводящее на невеселые мысли.

В первый год ведения дела следователи усиленно «раскручивали» так называемый «еврейский заговор». На этом этапе Шейнин давал показания охотно и подробно, «выдавал» всех и вся. Он говорил о своих «националистических» беседах с самыми известными деятелями советской культуры и искусства. «Закладывал» он и своих бывших сослуживцев по прокуратуре. Кстати, и того же Бориса Ефимова тоже присовокупил к числу заговорщиков. Он с готовностью поведал о своих «националистических» беседах с Эренбургом, братьями Тур, Штейном, Кроном, Роммом, Рыбаком и многими другими известными деятелями культуры.

Вот только один отрывок из его показаний об Эренбурге. «Эренбург говорил, что в СССР миазмы антисемитизма дают обильные всходы и что партийные и советские органы не только не ведут с этим должную борьбу, но, напротив, в ряде случаев сами насаждают антисемитизм…»

Следователи, видя его готовность, требовали показаний на Утесова, Блантера, Дунаевского, и даже на Вышинского, руководившего знаменитыми процессами 30-х годов… На Вышинского Шейнин показаний не дал, но вот своих сослуживцев не пожалел. Так на вопрос следователя: «Вы все рассказали о своей вражеской работе против Советского государства?», последовал ответ: «Нет, не все. Мне нужно еще дополнить свои показания в отношении преступной связи с работниками Прокуратуры СССР Альтшуллером и Рогинским». Называл он и многих других лиц, например, прокурора Дорона, профессоров Швейцера, Шифмана, Трайнина…Причем «шил» Шейнин к заговорам даже тех, о ком его и не спрашивали.

Такой была его тактика, всячески демонстрировать готовность сотрудничать со следствием. А стратегия была одна — выжить, избежать пыток. Ради этого он готов был выложить любые подробности из личной жизни своих знакомых, включая самые интимные. Рассказывая об одной женщине, помощнике прокурора, описал, какие предметы женского туалета оставались в кабинете после ее визита к начальнику.

Через какое-то время «еврейский вопрос» стал терять актуальность, и следователи принялись усиленно «превращать» Шейнина в шпиона. Пошли вопросы о связях с заграницей. Однако здесь Шейнин держался стойко. Он начисто отрицал свою вину в шпионаже или измене Родине. Одновременно писал заявления на имя первых лиц государства. Вот такие:

«У меня нет чувства обиды за свой арест, несмотря на перенесенные физические и нравственные страдания. Скажу больше: тюрьма помогла мне многое осознать и переоценить. И если мне вернут свободу, этот процесс нравственного очищения и глубокого самоанализа даст мне как писателю очень многое. Слишком легко мне раньше удавалась жизнь».

Что тут скажешь?

После смерти Сталина, когда многие дела стали прекращаться, Шейнина держали в тюрьме еще более восьми месяцев. Он не мог не видеть, как меняется ситуация, узнал, что его личный враг Лихачев арестован, и резко изменил свои показания, многое из того, о чем говорил, стал отрицать. Кстати, Лихачёв в декабре 1954 года вместе с другими руководителями МГБ СССР за допущенные злоупотребления будет осужден и расстрелян.

21 ноября 1953 года дело Шейнина было прекращено, его освободили. И он этому очень радовался. Радовался ещё и тому, что далёкое эхо теперь, как ему казалось, невозвратных лет уже отголосило над его головой и его угрюмой страной. Как-то он зашел в Верховный Суд. Председатель суда Анатолий Антонович Волин, увидев его в коридоре, пригласил к себе в кабинет. Спросил:

— Ну что, тебе там крепко досталось?

-Да нет, — спокойно ответил Шейнин.

— Говорили, что ты признался еще в машине, когда тебя везли на Лубянку.

— Нет, все было не так, — коротко ответил Шейнин и сменил тему.

Была у Шейнина памятная встреча и в родной прокуратуре, где ему и его коллеге Дорону вернули партийные билеты, хранившиеся там после ареста. Это было единственное, что можно было тогда сделать. Как сказал снятый в то же время с работы Генеральный прокурор Г.Н. Сафонов, «где начинался порог МГБ, там заканчивался прокурорский надзор». Впрочем, и сам Шейнин знал это не хуже. Он знал систему, в которой прошла его жизнь, которой он служил, и потому никогда и ничего не любил вспоминать из прошлого .Ведь многие тайны, в которые он был посвящен, были не только тайнами времени и системы, но и его собственными, глубоко личными тайнами.

В последние годы своей жизни Шейнин работал заместителем главного редактора журнала «Знамя», затем редактором на киностудии Мосфильм, принимал активное участие в создании знаменитого сериала «Следствие ведут знатоки». По его сценариям в это время были сняты фильмы «Ночной патруль», «Цепная реакция», «Игра без правил», поставлена пьеса «Тяжкое обвинение». Завершена трилогия «Военная тайна».

Я открыл книгу: «Дорогой Марк! — твердым почерком писал Шейнин — Мы рядом прошли долгую и сложную жизнь. На старости уже нет времени менять друзей, и к тому же лучше старых не найдешь… 6/IX 66. Ваш Лева».

Через шесть месяцев его не стало. Он ушёл в мир иной после обширного инфаркта, хотя считал, что сердце у него абсолютно здорово и всегда боялся умереть от рака.

Льва Шейнина нет в этом мире более сорока лет, и мало кто сейчас вспоминает о его былых делах, а вот книги его всё издаются. И имя его у абсолютного большинства поклонников ассоциируется исключительно с творчеством. С той деятельностью, которая, по признанию самого Шейнина, лечила ему душу и помогала жить. «Только в творчестве — говорил выдающийся русский юрист и писатель Анатолий Федорович Кони, — есть радость — всё остальное прах и суета». И ведь прав был…

historyonline.livejournal.com

Алексей Шейнин: «Сейчас я бы простил Нелли Пшенную за измену»

Потерю дочери артист считает главной утратой в жизни

18 декабря отмечает 70-летний юбилей народный артист РФ Алексей ШЕЙНИН. Зрители знают его по ролям адвоката Тарасова в фильме «На углу, у Патриарших», врача Сергея Львовича в сериале «Райские яблочки» и десяткам других работ на сцене и на экране. Алексея Игоревича — педагога ГИТИСа и актера Театра им. Ермоловой — можно по праву назвать баловнем судьбы. Первая жена, красавица актриса Нелли ПШЕННАЯ, родила ему дочь Евгению. Вторая супруга — очаровательная француженка Анни, с которой Алексей Игоревич в браке вот уже 25 лет. Но были в биографии юбиляра и трагические страницы.

На стенах уютной московской квартиры Алексея Шейнина висят фотографии дорогих ему людей — мамы, отца, детей, внуков, супруги Анни и студентов ГИТИСа.

— Алексей Игоревич, в чем секрет вашей потрясающей формы?

— Утром чередую холодный и горячий душ — это и есть весь мой секрет.

— Расскажите о ваших корнях.

— Папа у меня, как принято сейчас говорить, израильтянин. В Великую Отечественную воевал на бронепоезде, дошел до Берлина. Маршал Жуков жал ему руку, когда он стоял в оцеплении у Бранденбургских ворот. Сейчас есть тенденция историю перекраивать. Вот и русский мальчик в бундестаге извинился за якобы советскую агрессию. Фильмы стали снимать, где показывают, как русские солдаты насилуют немок. Может, такое и было, но папа вспоминал другое. Как они с другом-командиром пригласили в Польше девушек на свидание и начали приставать. А одна давай кричать на немецком, что еще девственница. Папа не знал немецкого и подумал, что она больна, и не тронул… После войны отец работал военным комендантом Ленинградского вокзала, потом перешел в НИИЖТ. Мама родом с Украины, окончила юрфак Ленинградского университета.

С Анни артист в браке уже 25 лет

Сладко-шоколадный

— Какую вы веру исповедуете: иудаизм или православие?

— Когда я был маленьким, родители уехали в отпуск, а меня оставили еврейским дедушке с бабушкой. Те сделали мне обрезание. Но тут в воспитание вмешались бабушка с дедушкой со стороны мамы, которые окрестили меня в православном храме.

— Как отнеслись родители к выбору вами профессии?

— Как к трагедии. Мне было 16, когда я сообщил родителям: «Буду актером». Я не мог поступить в театральный институт, так как надо было еще год доучиться в школе, чтобы получить аттестат. В 19 окончил студию при Ленинградском ТЮЗе и устроился в ленинградский Театр комедии имени Н. П. Акимова, где играл Дон Жуана с 60-летними партнершами.

В 1970-м приехал в Москву. Поскольку внешность у меня была сладко-шоколадная, то я решил ловить главных режиссеров после спектаклей. Им я врал, что всю жизнь мечтал играть только в их театре. Так получилось, что в один день сразу три мэтра назначили мне просмотры и везде утвердили. Я выбрал Театр им. Ермоловой, так как был очарован режиссером Владимиром Андреевым. Параллельно я заочно окончил режиссерский факультет Ленинградского института культуры. Чтобы не забрали в армию, учился лет восемь.

— И на вас, «шоколадного», обратила внимание одна из первых красавиц Москвы — Нелли Пшенная…

У меня до Нелли была невеста — украинская актриса Ира Терещенко, которую зрители помнят по фильмам «Рожденная революцией» и «Десять негритят». А расстались с Ирой мы так. Я попал в больницу, температура под 40 две недели, взяли даже пункцию, чтобы понять, в чем дело. Я узнал, что Ирина приехала из Киева в Москву на съезд кинематографистов. Но ко мне в палату невеста с горшочком жаркого из ресторана пришла только на второй день. Выгнал, даже разговаривать не стал. У Иры случился нервный срыв, и она тоже попала в больницу.

В сериале «Гроздья винограда» ШЕЙНИН (в центре) и ГОСТЮХИН (слева) сыграли бравых казаков

— И в вашей жизни появилась другая.

Нелли Пшенная и сейчас красавица, а тогда от нее глаз было не оторвать. Хотя родители у нее из деревни, она так ходила по улице Горького, что складывалось впечатление, что в ней течет голубая кровь. Однажды вечером, после репетиции, она говорит: «Когда вы возьмете у меня номер телефона?» Я ответил: «А зачем?» Она очень удивилась. С этого момента и начался у нас роман, который перерос в семилетний брак.

— Почему вы расстались? Пшенная так и осталась одинокой.

— Разве можно после меня выйти замуж? Я легкий человек, со мной несложно жить, если прощать маленькие слабости. Другого такого не найти. Но так случилось, что Нелли влюбилась в моего друга — актера Юрия Демича из БДТ. Я дал жене три дня на раздумья. Это сейчас я бы ее простил, а тогда в 33 многого еще не осознал. Хотя не был святым и сам ей изменял… Нелли — родной мне человек Я ей всю жизнь помогаю. Недавно дал деньги на операцию на глазах.

Нашу дочь Женю я ни на день не забывал, постоянно поддерживал. Два года назад она ушла из жизни от онкологического заболевания, дочь была для меня самой любимой женщиной в мире. До сих пор не знаю, как выжил после ее смерти…

Нелли замуж не вышла, посвятила себя дочери, а сейчас внучкам. У нее главная роль — бабушка, хотя она замечательная актриса. Старшая внучка Полина прошла отбор в школу журналистики при МГУ. Красавица выросла, я ею горжусь. Младшая, Настя, артисткой станет, отговорить не получится.

— А как вы отнеслись к тому, что Нелли оголила грудь в фильме о Распутине?

— Это было до нашего брака. Насколько я знаю, в «Агонии» не ее грудь. У нее ее просто не было тогда — две висюльки. Нелли отказалась от этой сцены, в картине грудь дублерши.

По словам юбиляра… Фото: Архив EG.RU

Выучил язык ради тещи

— После развода вы не сразу женились. Говорят, у вас был роман с Ириной Виторган.

Я не могу назвать наши с Ириной отношения романом.

— И вот в вашей жизни появилась Анни…

— Жена — дважды чемпионка Франции по конкуру. На момент нашего знакомства у меня было жуткое состояние души, еще и гипертонический криз. Анни сначала занялась моим здоровьем, а потом и сердцем. Ради меня супруга стала работать по контракту во французском посольстве в Москве. Первое время мы общались на английском, потом Анни выучила русский. Я тоже выучил французский, чтобы с тещей как-то общаться. Мы 25 лет вместе, у нас вырос сын Андрей, который учится в Париже в архитектурном институте. Сейчас у Анни пока есть вид на жительство, она ждет российское гражданство. Я ее спросил, зачем оно тебе, а жена ответила: «Хочу хоть раз проголосовать за Путина».

— Вы несколько лет играли на французской театральной сцене.

Два года я там прожил и вернулся. Своей театральной школы во Франции нет, но есть талантливые актеры.

— С кем-нибудь подружились?

— С Анни Жирардо. Помню, принес пьесу, которую мы с женой перевели на французский. Я хотел играть с ней, но она сказала: «Я не запомню текст». Всю жизнь Жирардо играла моноспектакли с диктофоном. Жаловалась, что дочка и внучка приезжают, чтобы тянуть из нее деньги, а у нее их уже нет.

…в пикантной сцене в «Агонии» ПШЕННУЮ подменила дублёрша

— А с Жераром Депардье знакомы?

Депардье я не люблю. Сначала взял российское гражданство, чтобы уйти от налогов, а потом в прессе сделал о нас нелестные заявления.

— Почему вы вернулись на родину?

— Думать и чувствовать, как француз, я не мог. Поздно уехал, когда уже стукнуло 45. Понял, что такое ностальгия и почему Володя Высоцкий тоже там не смог остаться.

— В спектакле «Александр III» вы играете царя. А что вы думаете о фильме «Матильда»?

Александр III — тот царь, который стоит того, чтобы стать святым, но никак не Николай II. Я смотрел «Матильду», и мне показалось, что картина слабая. Николай II никогда не был толстым, не падал в обморок при коронации, как это показано в фильме.

— Вы ведете курс в ГИТИСе и в Институте современного искусства. Талантливые актеры растут?

— Я стараюсь отучить их от звездности. Но помню случай, когда мне позвонила худрук МХАТа Татьяна Доронина, которая сразу пятерых моих выпускников взяла в штат. Услышав слова благодарности, ответил: «Я так счастлив, я вас люблю с детства». В трубке молчание, дальше вопрос: «С какого детства?» — и последовали гудки.

— Поздравляем с юбилеем и ждем новых встреч на сцене и на экране.

— Спасибо. Скоро выходит сериал «Гроздья винограда», где я играю мудрого казака на пару с Владимиром Гостюхиным. Это история о том, как, начиная со Сталина и до Горбачева, вырубали наши виноградники.

www.eg.ru

Несколько судов над чемпионом мира по шахматам Робертом Фишером по различным обвинениям, США, 1981 и тд

Алексей Кузнецов― Добрый день! Это программа «Не так». В студии Алексей Кузнецов. Светлана Ростовцева за звукорежиссерским пультом. Сергей Бунтман, к сожалению, не очень хорошо себя чувствует. Поэтому он просил его извинить. И поэтому я сегодня один вам рассказываю о нескольких судебных разбирательствах, связанных с, по некоторым версиям, величайшим шахматистом ХХ века Бобби Фишером, как его называл весь мир, Робертом Джеймсом Фишером.

Вся эта история началась с того, что в 1949 году одиннадцатилетняя девочка, проживавшая в нью-йоркском районе Бруклин, решила сделать подарок своему 6-летнему братишке. Денег у нее практически не было, и она выбрала в магазине один из самых дешевых подарков – картонные шахматы. Вот с этого момента начинается история, ну, величайшего – не величайшего, тут трудно сравнивать, – да? – невозможно сравнивать Фишера с Ласкером, Капабланкой и другими шахматистами предыдущих поколений, хотя по каким-то критериям, конечно, можно, но это сравнение не абсолютное, но то, что это было абсолютно незаурядное явление в шахматах, с этим соглашаются даже его довольно многочисленные неприятели. Фишер демонстрировал незаурядные шахматные таланты с детства. Хотя по нынешним временам он впервые взялся за фигурки в достаточную позднем возрасте, в 6 лет. Нынешнее шахматные вундеркинды начинают раньше. Но тем не менее он встал на тот момент самым молодым шахматным гроссмейстером мира, стал чемпионом США в 64-м году в возрасте 21 года.

Ну, об американских шахматах в то время часто говорили так несколько пренебрежительно. Это совершенно незаслуженно. Да, в США не было такой шахматной школы, какая была в то время в Советском Союзе. Мы не раз будем её ностальгически вспоминать, советскую я имею в виду, но тем не менее чемпионат США был очень серьезным соревнованием.

Вот Фишер его выиграл, причем выиграл в сухую. И потом 8 раз подряд становился чемпионом США. Этого достижения ни до, ни после никто не воспроизвести не мог. Уже в юном возрасте за ним наблюдаются, ну, мягко говоря, достаточно такие экстравагантные черты характера и выходки, и поступки. В частности, например, то, что будет сопровождать его всю его шахматную и не только шахматную жизнь – это резкая смена условий. Он мог приехать, скажем, по договоренности с какой-нибудь шахматной федерацией для того, чтобы участвовать в каких-то определенных мероприятиях, и тут же на месте в ультимативной форме потребовать совершенно другого. Например, он приехал в Советский Союз, будучи еще совсем молодым человеком. Это был первый и последний визит нашу страну. Он приехал в Советский Союз, существовала договоренность о 2-х сериях, о 2-х неофициальных матчах с советскими гроссмейстерами, если не ошибаюсь, первым был Марк Тайманов, а вторым был точно Евгений Васюков, и потребовал встречи с Ботвинником – ни много, ни мало. Советская шахматная федерация эту встречу не согласовала. Тогда Фишер сказал, что он отказывается от официальных матчей, от которых он должен был сыграть. Правда, сыграл неофициально. Васюков тогда выиграл. Вот это все будет продолжаться всё… всё дальнейшее существование Фишера в шахматах. Странные достаточно привычки. Ну, надо понимать, что, конечно, любой человек, так сказать, на грани гениальности, или в случае Фишера, наверное, можно говорить, что за гранью гениальности, он редко бывает, что называется, простым и, так сказать, обычным в быту. Но надо сказать, что Фишер даже на фоне экстравагантности многих гениев в разных областях человеческой деятельности выглядел, конечно, явлением незаурядным.

Шахматная его карьера складывалась с одной стороны блестяще, с другой стороны достаточно неровно. У него случались периоды, ну, таких по его меркам, можно сказать, провалов. Он иногда, на 1-й взгляд, совершенно немотивированно отказался участвовать в каких-то шахматных соревнованиях, в которые заявлялся, предъявлял достаточно… Ну, мы привыкли сегодня к тому, что звезды капризничают. В то время они тоже капризничали, но градус этого капризничания был другим. И, в общем, скажем, когда Фишер на соревнованиях предъявлял невероятно высокие детальные требования к освещенности шахматного стола и доски, и причем для того, чтобы проверить эту освещенность он ставил вертикально карандаш. Вот карандаш не должен был отбрасывать тень ни в одну сторону. То есть свет должен был быть расположен абсолютно вот над ним и над доской. Ну, конечно, могут мешать на соревнованиях такого уровня, когда нервы, что называется, на полном пределе, конечно, могут мешать там, я не знаю, бликующие какие-то вещи. Но вот это именно его стиль. Да? Не одна встреча Фишера там с другими шахматистами не обходилась с каких-то требований. Он регулярно опаздывал на игру. При этом трудно сказать, что это было. Было ли это каким-то пренебрежением к противнику. Ну, дело в том, что шахматист такого уровня ценит не то, что каждую минуту, каждую секунду. И несмотря на очень серьезный контроль времени в матчах такого уровня…

Надо напомнить, что в то время быстрые шахматы, ну, играли, конечно, но это считалось так развлечением. А серьёзные шахматные турниры проводились с очень большим контролем времени. Там два с половиной часа каждому игроку на первые 40 ходов могли дать. Да? И потом там, скажем, час или полтора на доигрывание партии. Партии откладывались, переносились на… Специальные дни в турнирах существовали для доигрывания отложенных партий. Естественно, что даже вот в этих ситуациях, когда периодически кто-то из играющих, а то и оба оказывались в цейтноте, то есть в ситуации нехватки времени, ну, опаздывать на игру и терять… Часы запускались, разумеется, в определенное время. И опаздывать на игру – это, в общем, очень экстравагантное поведение. То ли Фишер не мог, абсолютно вот не владел временем, что называется… Кстати, одно из его стандартных требований заключалось в том, чтобы партии в турнире начинались не позже 16 часов… То есть точнее не раньше 16 часов по местному времени, потому что он говорил: «Ну, вот я люблю поспать. Я раньше 11 не встаю. Значит, соответственно потом мне надо там прийти в себя, позавтракать, настроиться». То есть он совершенно не обращал внимания на то, что у него есть соперники, что у этих соперников тоже есть интересы, что есть какие-то сложившиеся традиции, что есть организаторы, что есть регламент и так далее, и так далее. Все это потом естественно проявиться и в ключевые моменты его шахматной карьеры.

Ну, вот когда он бывал, что называется, в настроении, когда шахматная федерация соглашалась с его требованиями, когда он был на пике формы, он играл совершенно блестяще. И, например, претендентский цикл 71-го года…

А надо напомнить, что в это время господство советской шахматной школы было, ну, абсолютным. Ну, достаточно напомнить, что в послевоенное время до Фишера не было не советских чемпионов мира. Ботвинник несколько раз. Смыслов, Таль, Петросян. Вот 1-й чемпион мира Спасский. Когда проводился матч «сборная СССР – сборная мира», это вовсе не было шоу. Это было противостояние двух равных команд. Да? СССР и всего остального мира. И вот в этой ситуации ему приходилось играть в отборочном цикле исключительно с советскими гроссмейстерами.

Один раз в его ещё совсем юные годы, ему пришлось играть в турнире 4-х, где трое были советскими гроссмейстерами, и все матчи между советскими шахматистами были сведены в ничью. Фишер тогда очень громко, шумно в складывающейся у него такой скандальной манере обвинил в том, что советские шахматисты играли договорные матчи. Но дело в, том что, во-первых, эта стратегия была совершенно лишена смысла. Да? Для шахматистов того уровня, там Пауль Керес, например, не ставший чемпионом, но безусловно игравший на чемпионском уровне в свое время, играл. И им там договариваться против этого зеленого юнца американского, конечно, никакого смысла не имело. Кстати, в этом турнире Фишер сам две партии по собственной инициативе закончил так, что его можно обвинять в договорности. Там согласился, точнее предложил ничью в одном случае на 12-м ходу, в другом – на 14-м. Это, конечно, в общем, так, ну, не очень принято в случае, когда ты действительно за что-то сражаешься. Вот. Так что эти обвинения, можно сказать, были голословными. А тут, конечно, он устроил полный погром. Значит, сначала он играл с Марком Таймановым.

Вот в песенке Высоцкого, которую естественно все вспоминают в связи с Бобби Фишером 2-серийный его песни «Матч за шахматную корону», там в одном из вариантов… Владимир Семенович, как мы знаем, любил в некоторых местах варианты, пел по-разному. Но вот в одном из вариантов там текстт такой: «Мы сыграли…» Нет. Простите, пожалуйста. Не то я сейчас буду цитировать. «Сделал ход с е2 на е4… Точно как с Таймановым – так, так».

Так вот первым был советский гроссмейстер, очень сильный на тот момент гроссмейстер Марк Тайманов, который проиграл Фишеру в сухую 0:6. У Тайманова, кстати, будут очень серьезные неприятности. Наша федерация, видимо, решила, что он подыгрывал Фишеру, что он слил ему, как мы бы сегодня сказали, этот матч. Ну, и такая вот типичная отечественная отместка – по возвращении с этого матча, который игрался за границей, Тайманова на таможне допро… что называется, осмотрели с пристрастием, обнаружили у него книгу Солженицына, не помню какую. Но, в общем, лишили его некоторых званий. Говорят, что… Сошлюсь на известного очень шахматного журналиста и хорошего шахматиста известного Евгения Гика, который рассказывал, что якобы Мстислав Ростропович придумал шутку о том, что… «Слышали, у Солженицына большие неприятности». – «А что случилось?» — «А у него на границе обнаружили книгу Тайманова «Защита Нимцовича». Марк Тайманов действительно был и такой книги в том числе. Вот. Тайманов потом сам рассказывал, что его спасло от еще более серьезных неприятностей то, что второй человек, игравший с Фишером, очень сильный датский гроссмейстер Бент Ларсен, тоже проиграл с таким же разгромным счетом 0:6.

Дальше предпоследний шаг перед выходом на тогдашнего чемпиона, на Бориса Спасского. Тигран Вартанович Петросян, тоже ярчайший представитель советской шахматной школы… У нас здесь вот крутятся картинки, и в том числе на одной из них, те, кто смотрит нас на YouTube-канале, вы увидите вот на переднем плане Петросян, улыбающийся, смотрит в камеру. Это как раз во время того самого матча. Фишер начинает странно. Первый матч он вдруг проигрывает в позиции, которую все эксперты стали вполне такой надёжной, ничейной. Дальше на вторую партию он вообще не является, ему засчитывается техническое поражение. Ну, а дальше он, видимо, берет себя в руки и выигрывает, выигрывает уверенно, не так разгромно как в первых двух случаях, но тем не менее, в общем, сомнений, кто победил в этом матче, не остается. И дальше начинается его претендентский матч 72-го года с Борисом Спасским.

Сразу скажу, что Борис Спасский – один из немногих сравнительно людей, который до конца жизни Фишера с ним сохранил, несмотря на все его кульбиты и кунштюки, сохранил к нему доброе отношение. И вот мы будем говорить о процессе, когда Фишера будут пытаться экстрадировать из Японии, и бывший чемпион мира просидит порядка 8 месяцев в тюремной камере предварительного заключения, вот Спасский тогда напишет письмо японским властям с просьбой: «Посадите меня, пожалуйста, к нему в камеру. Дайте нам шахматную доску». Вот. Ну, это понятно, что вряд ли он имел в виду это как серьезную просьбу, но по крайней мере это демонстрирует такое определённое отношение.

Фишер очень убедительно выиграл этот матч. И матч собственно закончился досрочно, потому что по тогдашнему регламенту… Эти регламенты менялись в течение сравнительно недолгого времени, что проводились чемпионаты мира по шахматам, с конца ХIХ века. Ну, вот на тот момент регламент был такой, что матч игрался до 12… 1-й, кто набирал 12 с половиной очков, тот становился чемпионом мира. Ну, и вот соответственно досрочно закончился матч. Фишер выиграл с достаточно заметным преимуществом.

А дальше… Дальше короткий в то время был достаточно такой вот претендентский цикл, и уже через три года в 75-м году Фишеру предстояло впервые отстаивать имеющийся у него титул в поединке с молодым ещё совсем советским гроссмейстером, быстро восходящей звездой советских шахмат Анатолием Карповым.

И вот здесь, собственно говоря, начинается та история, которая по сей день людей, интересующихся историей шахмат, в общем, будоражит. Насколько правомерно то, что Фишеру, в общем, засчитали отказ играть в претендентском матче? Насколько закономерно Анатолий Карпов стал 12-м чемпионом мира? Я не буду сейчас эту историю подробно рассказывать. Я только скажу, выражу свое мнение человека, в общем, когда-то достаточно серьезно увлекавшегося шахматами. Вы знаете, ту историю разбирать, наверное, уже не имеет смысла. Она не шахматная. Она вот про личные как бы качества, скажу даже определеннее, про личное безумие Фишера. Но Карпов после этого столько раз блестяще подтверждал свой чемпионский титул, что, мне кажется, вопрос о том, там закономерно он стал чемпионом или незакономерно – это пустопорожний спор. Анатоий Евгеньевич на протяжении долгого времени показывал, что он безусловно сильнейший шахматист планеты. Но что получилось, то получилось. И когда Анатолий Карпов в интервью в некоторых говорит о том, что у него у самого было тяжелое чувство и вот чувство определенной некоторой неполноценности своего титула, и ему бы хотелось все-таки получить подтверждение в очном поединке, я ему верю. И вот я специально задался вопросом, встречались ли вообще когда-нибудь Фишер и Карпов за шахматной доской. То есть что они не встречались в чемпионском цикле, это понятно. А вот, ну, случалось ли в турнире там играть? Нет, они никогда в шахматы между собой не играли, но встречались в жизни трижды. И вот одна из этих встреч: специально Карпов на нее, что называется, завернул. Он играл в турнире на Филиппинах и специально, причём не согласовав, такая вольность для советского спортсмена даже его уровня по тем временам очень рискованная, не согласовав это со спорткомитетом, он специально заехал в Токио для того, чтобы встретиться с Фишером, но они не смогли договориться о проведении, ну, матча-реванша или там, как им угодно его назовите. Известно, что Карпов обращался к тогдашнему президенту ФИДЕ Кампоманасу с просьбой посодействовать организации этого матча. То есть тут мне кажется, его репутация абсолютно безупречна. Он действительно прилагал все усилия к тому, чтобы вот эту неловкую ситуацию каким-то образом разрядить.

А Фишер тем временем исчезает. То есть буквально исчезает. Вот он, что называется, пропадает, при том что в Америке его имя… Это, наверное, имя первого американского шахматиста, которое известно почти всем американцам. Надо сказать, что Фишер сделал очень много для того, чтобы интерес к шахматам в Соединенных Штатах, до этого, в общем, не очень большой, чтобы интерес к шахматам значительно вырос. И вот в одной работе, посвященной Фишеру как шахматисту, американской работе, я прочитал утверждение, что за время чемпионства, вот за эти три года, что Фишер был чемпионом мира, с 72-го по 75-й, что в американских школах в 3 раза выросло число… увеличилось число шахматных секций. То есть а там каким образом шахматная секция появляется? Появляется достаточное количество детей, которые хотели бы играть в шахматы. Да? И вот, собственно говоря, это яркое свидетельство того, что интерес к этой замечательной игре очень здорово вырос. Понятно, что он связан с Фишером.

Так вот Фишер исчезает. Он живёт в Калифорнии в городке Пасадина. И вот там первый случается инцидент с участием полиции. Фишер, видимо, не был инициатором этого инцидента. Ситуация выглядит следующим образом: он шел по улице, тихо, никого не трогал. Достаточно нехарактерное для Фишера поведение. И его остановил для проверки полицейский патруль, потому что он напомнил им, точнее показался им похожим на человека, находящегося в полицейском розыске. А вот дальше… Дальше явно совершенно чемпион мира, бывший уже чемпион мира повёл себя достаточно даже по американским меркам… Мы можем с вами по фильмам судить о том, что американцы с полицией часто разговаривают достаточно, так сказать, резко и высокомерно. Но даже по американским меркам он повел себя неадекватно, чем естественно усилил подозрения. Его скрутили, доставили в полицейский участок. Там он устроил показательное выступление на тему «Я чемпион мира, и не трогайте меня своими грязными лапами», в результате чего на двое суток он оказался в тюремной камере. Потом его выпустили под залог в тысячу долларов до суда. Судебное разбирательство по этому поводу закончилось тем, что ему эту тысячу долларов и присудили в качестве штрафа по двум обвинениям. Во-первых, сопротивление сотрудникам полиции. Оно несомненно было. А, во-вторых, в порче тюремного имущества. Дело в том, что его определили в камеру, как он сам напишет… Он написал небольшой книжку, которую так хлёстко назвал «Меня пытали в тюрьме Пасадины», где утверждал, что его там голым бросили в камеру, что ему там… что его холодом мучили, там душили, называли всякими грубыми словами. Ну, вот он в частности там разодрал матрас. Сам он в последствии утверждал, что он пытался залезть внутрь, чтобы согреться. Ну, проверить это, разумеется, сложно. Мы уходим на перерыв. Оставайтесь с нами.

**********

А. Кузнецов― В эфире радио «Эхо Москвы» продолжается программа «Не так». В студии Алексей Кузнецов. Нас можно смотреть на YouTube-канале «Дилетант». Вот у нас здесь всякие фотографии. Ну, вот сейчас вы видите, это одна из уже таких достаточно поздних. А это вот Фишер в расцвете своей славы. А это вот он совсем ещё подростком за любимой игрой. Вот. Здесь вы увидите его с Борисом Спасским. Здесь вы увидите… Вот с Тиграном Петросяном они играют претендентский матч. Вот. Вот это с Марком Таймановым.

Значит, вот после этого инцидента полицейского, скажем так, он опять на какое-то время ложится на дно. И следующее ключевое событие в его жизни – это август 92-го года, Балканская война. Соединенные Штаты применили достаточно жесткие санкции. И тут объявляется о… Это назовут матчем-реваншем. ФИДЕ никогда не признавала и не признаёт этот состоявшийся матч со Спасским матчем-реваншем. Но тем не менее вот югославский бизнесмен Еждимир Васильевич выделил фантастическую для того времени сумму денег – 5 миллионов долларов только призового фонда, из которых три с половиной должно было достаться победителю, а полтора – проигравшему, на организацию вот этого матча.

Вообще тема «Фишер и деньги» – это такая тоже отдельная интересная тема. Он всегда очень внимательна к ней относился. Он на каком-то этапе вообще разработает целый прейскурант, который включал не только его… стоимость его участия, там призовые фонды и так далее, но и стоимость интервью с ним телефонных, очных и так далее. Сам он это объяснял тем, что он таким образом хочет повысить престиж шахмат. Несколько раз он произносил, там немножко по-разному формулируя, но смысл такой, что вот если боксеры получают миллионные гонорары за свои чемпионские матчи, то почему гораздо более важный, умный, интеллектуальный спорт шахматы должен там плестись где-то в хвосте с гонорарами и призовыми суммами в десятки, ну, максимум сотни тысяч этих самых долларов. Ну, и, кстати говоря, надо сказать, это очень многие шахматисты признают, что Фишер много сделал для того, чтобы вот, ну, эту важную часть шахматного престижа значительно поднять.

Значит, они сыграли со Спасским. Шахматных наблюдатель этот матч разочаровал, хотя при… разочаровал предсказуемо, конечно. И Спасский на тот момент был уже не тот, каким он когда-то был. Он не входил даже в первую сотню лучших шахматистов мира по рейтингу уже к этому времени. Ну, и Фишер был совсем уже не тот. Фишер выиграл этот матч. Но, так сказать, сенсация была не столько шахматная, сколько около шахматная, ну, в частности, например, в том, что Фишер, который вообще был… выглядел по крайней мере таким матерым женоненавистником, делал заявления самые разные экстравагантные по этому поводу. Вот. Что он появился на этом матче в сопровождении 19-летней венгерской шахматистки. С Зитой Райчани он довольно долгое время будет в некоторых отношениях.

В случае с Фишером тема «Фишер и женщины», она не может быть объективно и адекватно раскрыта, хотя даже суды пытались это делать, потому что не очень понятно, в каких отношениях он с теми несколькими женщинами, которых ему приписывают, находился.

Значит, следующая бомба, которую он взорвёт, в данном случае такая не очень хорошая получается игра слов, была связана с его заявлением сразу, практически сразу после терактов 11 сентября. Он, как выяснилось, к этому времени уже некоторое время проживал в Маниле, в столице Филиппин, тоже с некоторой девушкой. Это сыграет потом свою роль. И он выступил в эфире местного радио с заявлением, цитирую: «Это замечательная новость! Пришло время покончить с США раз и навсегда. Что касается моих ощущений, то я испытал величайшую радость и не мог поверить в то, что произошло. Америка заплатила за преступления, которые она совершила по отношению к другим странам. Как аукнется, так и откликнется. Я аплодирую террористам».

Надо сказать, что к этому времени Фишер превратился, в общем, в фигуру достаточно одиозную, потому что трудно найти, ну, вот такую чувствительную тему, по которой он бы не сделал каких-нибудь крайне эпатажных заявлений. Пунктики его – это ненависть к Соединённым Штатам, причём он, в общем, давал разъяснение, что ему собственно не нравится. Не нравится ему то, что Соединёнными Штатами, как и впрочем всем остальным миром, правят евреи. Вот на антисемитизме Фишер свихнулся окончательно. Некоторого перцу в эту ситуацию добавляет то, что, судя по всему, он стопроцентный еврей этнически сам. Кстати говоря, в свое время в молодые годы он совершенно этого не стеснялся и на одном турнире даже вытребовал от организаторов, чтобы матчи не проводились в пятницу вообще, а в субботу начинались только в позднее время, когда шабат уже закончится. Ну, вот тем не менее такая с ним произошла метаморфоза. Почему я сказал «видимо»? Дело в том, что есть некоторая тайна, связанная с отцовством Фишера. Формально его отец, немец Ханс Герхард Фишер, но на самом деле не получается там. Причем прилично не получается. Не мог он встречаться с матерью Фишера в тот момент, когда, значит, должно было произойти зачатие. В общем, практически несомненно, что настоящим отцом Фишера был венгерский еврей, в свое время сбежавший, как и мать Фишера собственно с родителями, из нацистской Германии, известный физик, хороший знакомый Альберта Эйнштейна, человек, работавший в знаменитом Манхэттенском проекте, такой Пауль Неменьи. Кстати говоря, такое подчеркнутое внимание Фишера к венгерским шахматисткам, а у него будет два, ну, назовём это, романа с венгерскими шахматистками, плюс со знаменитыми сестрами Полгар он будет дружить. Возможно, каким-то образом связано с этим. Хотя венгерская шахматная школа и сама по себе в то время была тоже очень сильной, женская особенно, но и мужская, в общем, давала о себе знать. Там и Андраш Адорьяна, и Золтан Рибли, и другие хорошие гроссмейстеры были. Вот.

А дальше он перебирается в Японию, и вот здесь самый громкий процесс, связанный с Фишером, который заключался в том, что когда он… В Японию он въехал тихо-мирно, все спокойно. У японских миграционных властей не было к нему никаких претензий. А когда он через некоторое время пытался выехать из Японии на Филиппины, его задержали, объявив, что его американский паспорт аннулирован по требованию… ну, американцы аннулировали его паспорт. Соответственно он не может по нему выехать, и вообще не очень понятно, на каких основаниях он находится на территории Японии, потому что он получил уведомле… уведомление об аннулировании его паспорта ещё до того, как он ехал по нему в Японию, как бы японские миграционные власти своевременно об этом узнать не могли, но он уже знал, что он въезжает по недействительному паспорту, и соответственно поэтому к нему есть соответствующие претензии. Ну, претензии японцев – ерунда. У Фишера были неприятности, точнее ему грозили серьезные неприятности, о чем его тоже официальными письмами разные американские органы извещали заранее, во-первых, нарушение вот этой самой, значит… вот этих американских санкций. То, что он играл на территории Югославии. Но это не самое страшное. Вообще в Америке после убийства самые страшные обвинения – это в неуплате налогов. Так вот его обвиняли в том, что он не уплатил налоги со своего 3-миллионного выигрыша и вообще не платил налоги с начала 70-х годов в США. Американские граждане это должны делать, даже если они находятся за границей. Там при определенных условиях всё равно как бы налоговый счетчик тикает.

И дальше начинается вот это вот почти годовая борьба за Фишера. В нее включились сначала японские активисты, его сторонники, там адвокаты-любители, но затем подтянулись и вполне серьезные профессионалы. Значит, оспаривались различные вещи. Значит, делались там всякие заявления на счет того, что прибыл, так сказать, возглавлять команду его защитников калифорнийский адвокат Ричард Вактоун, с которым они были знакомы. И они пошли таким образом, они предъявили контриск. Они пожаловались в японский суд на то, что действия японских иммиграционных властей, значит, является нарушением прав, а также что со стороны американского правительства тоже соответственно вот это аннулирование паспорта было произведено незаконно. И надо сказать, что он японский суд, так сказать, в 2-х инстанциях, разбирая это дело, в конечном итоге пришел к выводу, что основания для экстрадиции Фишера в Соединенные Штаты не находится, но с другой стороны сочли, что японское миграционное законодательство он таки нарушил. Поэтому территорию Японии он должен покинуть. И вот, собственно говоря, кто его примет? Фишер пытался добиться гражданства Германии на том основании, что его отец официальный и в свое время его мать были соответственно германскими гражданами. Но Германия не захотела иметь с ним дела. Он даже, по крайней мере он так утверждал, для того, чтобы вот это важно было для процесса в Японии, для того, чтобы избежать немедленной экстрадиции он даже женился на своей японской подруге, достаточно по японским меркам известной шахматистке. Вот. И… Миёко Ватаи. И, значит, тоже не очень понятно, он подписался не брачный контракт, но был ли заключён там в мэрии, или где полагается, брак, на этот счет никаких документов так найдено и не было. Это будет существенно для последнего, уже посмертного процесса по делу о завещании.

В каком-то из своих интервью он сказал, что да нет, да вы нас неправильно поняли. Мы этот брак заключили специального вот для того, чтобы избежать дополнительных преследований, а так мы с ней добрые друзья. Ну, в общем, разобраться в этом совершенно невозможно, где у него с какими женщинами, какие были отношения. В результате его приняла Исландия. И он в этой Исландии провел последние годы жизни, периодически будоража, но, уже, конечно, не так как раньше, мир своими заявлениями преимущественно по трем вопросам: по поводу евреев, по поводу мерзавцев-шахматистов… Очень трудно назвать, кого из великих шахматистов-современников он не назвал преступниками, подонками, мерзавцами и так далее. По крайней мере и Карпов, и Каспаров этот список возглавляют. Они воры. Они, значат, вообще против всего святого в шахматах. Вот, пожалуй, единственное исключение – это его друг Борис Спасский. Он о нём, насколько я могу судить, никогда не сказал ни одного дурного слова.

А затем в январе 2008 года, 11 лет назад, он умер. Судя по всему, умер он от почечной недостаточности, оставив состояние. Ну, нельзя сказать, что сверхъестественное для бывшего чемпиона мира тем более. Но тем не менее 2 миллиона долларов, так сказать, были под вопросом, и на них предъявили свои требования две женщины. Во-первых, это японская жена или не жена Миёко Ватаи. Во-вторых, это женщина, её фамилия Янг, с которой он жил на Филиппинах, и у которой в этот период времени родилась девочка. И Фишер и ей, и девочке какие-то деньги переводил. Значит, она заявила, что это дочь Фишера. Соответственно, значит, она законная наследница. Тут вопрос о том, что они были в браке, не было. В браке они точно не состояли. Но если это его дочь, то соответственно она наследница.

Потребовалась соответственно генетическая экспертиза. Для этого пришлось производить эксгумацию тела. Сначала пытались, думали, может быть, найдутся какие-то образцы крови в больницах, где он лежал перед смертью. Нет, ничего не нашлось такого, что можно было бы с уверенностью идентифицировать как его кровь. Но в результате была проведена эксгумация. В 2010 году была проведена генетическая экспертиза, которая показала, нет, это не его дочь. Значит, соответственно филиппинское дело отпало.

Замаячили два племянника, дети вот той самой сестры, которая подарила ему в свое время картонные шахматы. Но они были наследниками соответственно второго порядка. То есть если бы японская жена ничего не получила, тогда не призывались бы к наследству. Но в конечном итоге сначала муниципальный суд Рейкьявика признал Миёко Ватаи законной супругой. Затем Верховный суд Исландии отменил это решение, поскольку счел, что нет достаточных документов. Но потом в конечном итоге все-таки исландское правосудие пришло к выводу, что да, она была его законной супругой. И на этом основании вот она соответственно получила его наследство.

Вот такая вот жизнь. Что по ее поводу сказать? Ну, вы знаете, только ленивый не написал, что Фишер, конечно, сумасшедший. Спорят, в том числе я заглянул для интереса, на специальных медицинских сайтах. То есть доктора спорят о том, что это. Шизофрения? Паранойя? Называют еще какие-то диагнозы. Ну, понятно, что, конечно, какие-то основания для выводов есть. Фишер там в определенные периоды своей жизни много, что называется, публично выступал. Но, в общем, конечно, вряд ли этот спор может иметь какое-то окончательное разрешение, но это безусловно по всем его повадкам, поступкам нездоровый человек, но при этом абсолютно гениальный шахматист. Вот такая вот история.

Ну, а мы вам для разнообразия – да? – предлагаем… Уже висит голосование на сайте, уже можно голосовать с начала часа. Мы предлагаем вам такую подборку: «Суды над отравительницами». Это инициатива из нашей группы «Страницы друзей программы «Не так» в «Фейсбуке». Вот там слушатели предложили. Некоторые из этих дел у нас уже мелькали. Некоторые появляются впервые. Ну, во-первых, хронологически это знаменитое «Дело о ядах». Там около 400 человек так или иначе к нему было привлечено. Но самые известные имена – это маркиза де Бренвилье, Катрин Монвуазен по обвинению в отравлениях, попытках отравлений различных особ, в том числе и королевской крови. Это Франция, ХVII век, 1676 по 1679 годы шли вот эти вот суды.

Не раз мы предлагали. Обычно в подборке всяких ведовских процессов. Швейцария, 1782 год. Суд над Анной Гёльди, которую называют часто последние ведьмой Европы. Ее официально не обвиняли в колдовстве. Обвинили ее официально как раз в попытке отравления ребенка и казнили, но на самом деле вот именно за ведовство. Потом будет там реабилитация и так далее.

3) Это суд над Мэри Энн Коттон, серийной отравительницей из Великобритании, 1873 год. Ее приговорили к смерти за одно отравление. Ну, почему, это вот, так сказать, кто помнит передачу про там другое дело, про тоже серийное убийство, это особенности английского правосудия. Вот тоже такое дело.

Дальше уже мы переходим в ХХ век. Американка Эми Дагган Арчер-Гиллиган, владелица дома престарелых, обвинявшаяся в убийстве по меньшей мере 5 человек, в том числе собственного мужа, но остальные были постояльцами ее вот этого самого дома престарелых. Это США, 1917 год.

И наконец последнее дело, очень интересное. 1934 год. Суд над молодой достаточно женщины Виолеттой Нозьер, которую обвинили в отравлении собственных родителей. В ее судьбе поучаствовали три президента Франции, два бывших вот на момент участия, и 3-й будущий президент Франции Шарль де Голль участвовал в 45-м году, когда он ещё президентом Франции не был. Ну, и это дело, которое тоже достаточно неожиданно за… продолжилось. На счёт закончилось, буду аккуратен. Может, оно ещё и не закончилось, но продолжилось через несколько десятилетий после того, как был вынесен в 34-м году первый приговор. Голосуйте! Надеюсь, есть, что выбрать. Спасибо вам за внимание. И до следующего воскресенья! Всего доброго!

echo.msk.ru

Кровавый Фишер. История последнего преступника, казнённого в России | Безопасность | Общество

«В помиловании отказать»

В 1996 году Россия вступила в Совет Европы, обязавшись подписать Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод.

Протокол № 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предполагает отмену смертной казни в стране, подписавшей документ.

16 мая 1996 года президентом России Борисом Ельциным был издан указ «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы».

Вместе с этим президент обратился к членам Комиссии по помилованию в спешном порядке рассмотреть все прошения приговорённых к смертной казни. Тех, чьё прошение комиссия удовлетворила, ждала замена высшей меры на пожизненный срок.

Таковых оказалось несколько сотен человек. Но были и такие, кому даже члены комиссии не решились сохранить жизнь. Их ждало приведение приговора в исполнение в самое ближайшее время.

Информация о том, когда произошёл последний расстрел в России, не совсем точна. По некоторым данным, последний смертный приговор был приведён в исполнение 2 сентября 1996 года, однако неизвестно, кто в этот день поплатился жизнью за свои преступления.

По другой информации, последняя смертная казнь состоялась 2 августа 1996 года. В Бутырской тюрьме расстреляли маньяка Сергея Головкина по кличке Фишер.

Реальный ужас

Даже самые рьяные сторонники гуманизации законодательства и отмены смертной казни отводят глаза, когда речь заходит о Головкине. Зверства этого преступника поражают воображение.

Во второй половине 1980-х годов детей Москвы и Московской области пугали страшным убийцей по кличке Фишер. Подростки хихикали и распевали песенки о «дяде Фишере» — он казался просто персонажем из детских страшилок о «Чёрной Руке» и «гробе на колёсиках». Но те, кто на самом деле попался в руки к Головкину, перед своей гибелью переживали такое, что не описывается даже в самых леденящих кровь фильмах ужасов.

Кличка «Фишер» появилась случайно, из-за богатой фантазии одного из мальчишек, которого допрашивали следователи. Мальчик рассказал, как повстречал мужчину, представившегося Фишером и имевшего татуировку на правой руке в виде кинжала, обвитого змеёй, и надписи «Фишер».

Милиционеры на основе этих показаний искали преступника, пока не выяснилось, что подросток на самом деле никого не встречал, а историю про дядю придумал. Но слухи о «Фишере» просочились и дошли до настоящего преступника. Головкину прозвище понравилось, и затем он представлялся им своим несчастным жертвам.

Одноклассник звезды русского рока

Сергей Головкин родился в Москве в 1959 году. Тихая забитая мать, отец-алкоголик, сын с не самым крепким здоровьем, стеснительный и замкнутый — семья, конечно, не образцовая, но таких в позднем СССР было более чем достаточно.

Сергей неплохо учился в школе, закончил её с серебряной медалью. Одноклассником Сергея был Армен Григорян — будущий лидер популярной рок-группы «Крематорий». Спустя много лет звезду русского рока вызовут на допрос по делу Головкина.

Григорян ничего плохого о нём сказать не мог — в те годы, когда он его знал, Головкин был интеллигентным парнем, который сторонился тусовок и на которого не обращали внимания девчонки. Подумать о том, что это — будущий серийный убийца, не мог никто.

Психологи, работавшие с Головкиным, считали, что у него с детских лет было стремление к лидерству, которое, однако, он не мог реализовать. Желание стать первым хоть в чём-то в последующем сыграет свою роль.

Жажда убийства

После окончания школы Сергей Головкин поступил в Тимирязевскую сельхозакадемию. Однажды его жестоко избила компания хулиганов. Это событие стало своего рода катализатором — униженный молодой человек стал фантазировать о том, как жестоко расправляется с обидчиками. Эти фантазии вызывали у него сильное сексуальное возбуждение. Головкин представлял, что насилует и убивает своих врагов. Сформировался и образ потенциальной жертвы — подросток не старше 15 лет, склонный к авантюрам и приключениям, худенький и не способный оказать активного сопротивления.

Летом 1984 года он совершил своё первое нападение. Подростку удалось выжить, и спустя девять лет он станет одним из свидетелей по делу Головкина.

После окончания Тимирязевской академии Сергей Головкин стал работать на Московском конном заводе зоотехником. Повзрослев, он изменился внешне, к нему стали проявлять интерес женщины. Но самому Головкину они уже были не нужны.

В апреле 1986 года он снова вышел на охоту. Выйдя на одной из станций электричек Савёловского направления, Головкин вошёл в лесной массив и наткнулся на 15-летнего подростка. Угрожая ножом, он затащил его дальше в лесной массив, задушил и надругался над трупом.

Камера пыток по соседству с дачей Ельцина

Успех привёл маньяка в эйфорию. Он хотел вновь пережить эти чувства. В июле 1986 года в Одинцовском районе Подмосковья, у пионерлагеря «Звёздный», Головкин напал на 12-летнего мальчика, изнасиловал и убил его. Затем маньяк расчленил труп.

Спустя несколько дней в том же районе будет найден ещё один труп подростка с многочисленными ножевыми ранениями. На следствии от этого убийства Головкин будет категорически открещиваться, и оно в итоге не будет фигурировать в приговоре.

Но два подряд убийства подростков в Одинцовском районе вызвали широкий резонанс и даже панику. Тогда-то один из мальчишек и рассказал байку о «дяде Фишере».

Активность правоохранительных органов заставила Головкина на некоторое время затаиться.

На работе дела у маньяка шли хорошо. В 1988 году он даже смог купить автомобиль «Жигули», а заодно и получил место под гараж.

В этом гараже Фишер оборудует подвал, который и станет новым местом для пыток и убийств подростков. Самое поразительное, что он был расположен в 500 метрах от дачи… президента РФ Бориса Ельцина.

«Я сказал им, кто за кем будет умирать»

Теперь Головкин действовал так — подбирал на дороге подростков, под разными предлогами вёз к себе в гараж, где насиловал и убивал, вывозя затем расчленённые трупы.

В 1989 году Фишер привёз к себе в подвал 15-летнего подростка, изнасиловал и убил его. Затем он расчленил тело, часть тканей съел, пожарив на паяльной лампе, а голову препарировал, оставив себе череп жертвы. Этим черепом он будет запугивать своих следующих жертв.

В августе 1991 года, когда в стране громыхали страсти по ГКЧП, Фишер подобрал на автобусной остановке 10-летнего мальчика. С ним он расправился по уже привычной схеме, но на этот раз он снял с трупа кожу и засолил её. Зачем он это сделал, Головкин так и не смог объяснить.

Фишер зверел всё больше. Теперь он похищал и привозил в гараж по несколько мальчишек.

В сентябре 1992 года в его подвале оказались сразу три паренька. Накануне Головкин подвозил их и намекнул на возможность ограбить ларёк. Мальчишки согласились, пришли на следующий день и оказались в руках нелюдя.

«Я сказал этим троим, что вместе с ними на моём счету будет одиннадцать мальчиков, я установил очерёдность, сообщив детям, кто за кем будет умирать», — рассказывал Головкин на допросах.

Того, кому выпала очередь быть последним, он заставлял смотреть, как умирают его товарищи. Их тела он расчленял на глазах обречённого ребёнка, давая, как говорил сам Фишер, «анатомические пояснения». Последнего мальчика он пытал 12 часов, затем убил и спокойно пошёл на работу.

Как задержали нелюдя

Исчезновение трёх ребят шокировало местных жителей. Правоохранительные органы не сидели сложа руки — «кольцо» вокруг маньяка уже сжималось. К его розыску были привлечены лучшие оперативники и следователи, до этого работавшие по делу Чикатило.

Трупы трёх последних жертв Фишера 5 октября 1992 года нашли грибники. Оперативники опросили одноклассников ребят, и один из них рассказал — 14 сентября 1992 года его и трёх погибших от станции Жаворонки подвозил мужчина, работающий на конезаводе. В дороге он и предлагал пацанам «ограбить киоск».

В назначенный день четвёртый мальчишка не смог прийти на встречу, что и спасло ему жизнь.

За Сергеем Головкиным установили круглосуточное наблюдение, но у следователей не было никаких доказательств, позволяющих его задержать. Он вёл себя совершенно спокойно.

Но 19 октября 1992 года Головкина решили задержать в порядке ст. 90 УПК РСФСР, то есть до предъявления обвинения.

На допросе Головкин всё отрицал, и следователи готовы были его отпустить. Однако дежурный офицер в нарушение приказа оставил подозреваемого на ночь в одиночной камере. Утром Головкин попросил отвести его к следователю и признался в последнем тройном убийстве.

21 октября 1992 года в гараже Фишера прошёл обыск. В погребе нашли вещи и одежду убитых, следы крови, а также ванночку, в которой маньяк расчленял тела.

Перед расстрелом Фишер мечтал распространять Евангелие

Следствие по делу Головкина шло до 1994 года. Удалось доподлинно доказать 11 убийств детей, совершённых Фишером в период с 1986 по 1992 годы. Работавшие по делу следователи полагали, что Головкин причастен к более чем 40 случаям исчезновения подростков Москве и Московской области, однако улик найдено не было.

Экспертиза признала Сергея Головкина вменяемым, хотя и обнаружила у него признаки шизоидной психопатии.

Закрытое судебное слушание по уголовному делу Головкина (№ 18/58373-86) под председательством судьи Александра Дзыбана началось 22 августа 1994 года. Два месяца спустя, 19 октября 1994 года, Сергей Головкин был приговорён к смертной казни.

Как и большинство смертников, Головкин обратился с прошением о помиловании. Но, как уже говорилось, ему было в этом отказано.

По свидетельству сотрудников тюрьмы, в которой содержался Фишер, его навещали адвокат и мать, которая не отказалась от сына. Сам Головкин обратился к Богу и говорил, что хочет работать в христианской миссии и распространять Евангелие.

2 августа 1996 года приговор в отношении серийного маньяка был приведён в исполнение.

aif.ru

Разное

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о